ОФИЦИАЛЬНЫЙ ПОРТАЛ
Администрации города Свердловска и Свердловского района
Луганской Народной Республики

Обращения Граждан

Первые шахты: как это было...


2016-08-29 08:08:00

Каждый день люди двигаются вперед, по крайней мере, очень стараются. Постоянно натыкаются на препятствия и придумывают хитроумные способы их преодолеть. В некотором роде сама идея шахты - это невероятно сложная система технических трюков и уловок, с помощью которых горняки забирают у матери - земли ее сокровища, а взамен платят своими силами, потом и даже кровью. И каждый день множество умов пытаются придумать, как добраться до очередной «сокровищницы», упрятанной еще глубже.

Но что мы знаем об истоках этих сложных взаимоотношений человека с могучей и опасной стихией земли? Что мы помним о первых шахтерах Донбасса? Что мы помним о наших предках?

Сквозь три десятка поколений

Когда я явился со всеми этими вопросами в Свердловский краеведческий музей, то вряд ли смог удивить кого-нибудь. Ну, еще бы, когда же вспоминать об истории угольной промышленности, как не накануне главного профессионального праздника, Дня шахтера.

Главный хранитель фондов Свердловского музея Сысенко Лариса Николаевна и директор музея Матвиенко Ольга Алексеевна уже ждали меня с материалами наперевес и с радостью согласились поделиться страничками из истории возникновения и развития угледобывающего дела в нашем городе.

Оказалось, что история эта насчитывает уже почти три столетия, и уходит корнями в 1721 год, сквозь примерно десять шахтерских поколений.

Именно тогда, в XVIII веке, Донбасс впервые привлек внимание ученых и правительства. Указы и распоряжения, поездки энтузиастов и целые экспедиции, доставка образцов и массовая разработка каменного угля с практическим применением его в Бахмутских казенных кузнецах - все это наблюдалось уже на первом этапе открытия Донбасса в 1721-1725 годах.

Как казаки уголь стерегли

Первые сведения о разработке угля на территории Должанского угольного района относятся к 1837-1839 годам. Тогда добываемый уголь в основном поступал на топку паровых машин, ковку железа и домашнее отопление.
Территория нашего края в конце 18 века входила в состав Миусского (Таганрогского) и Черкасского округов Земли Войска Донского. Несмотря на то, что антрациты Должанского угольного месторождения принадлежат к лучшим по качеству угля в России, промышленная разработка их долгое время сдерживалась отсутствием транспортных средств, свободной рабочей силы.

В XVIII веке развитие угольной промышленности на территории нашего города и района осложнялось запретом производить добычу угля на землях Войска Донского людям не казачьего сословия
Уже в 1780 году в нашем крае были найдены залежи угля, но атаман Войска Донского А.И. Иловайский запретил вести разработку каменного угля.

И только 9 марта 1864 года было утверждено «Положение о горном промысле в Донском Войске», значительно увеличившее возможности не войсковому сословию заниматься горнорудным делом на землях Области Войска Донского.

Шахтеры возвращались с первым снегом


После реформы 1861 года началась эпоха индустриального развития, ускорилась разработка огромных природных богатств. В Донецкий край из деревень Тульской, Курской, Воронежской, Киевской и Черниговской губернии хлынула дешевая рабочая сила.

Крестьянский земельный надел не мог прокормить семью земледельца. Поэтому крестьяне искали места, где можно было заработать на кусок хлеба. А в Донбассе развернулось строительство металлургических, стекольных заводов, и требовалось много угля.

В 1870 году в Должанском горном районе вблизи поселка Должико-Орловского урядник Емельян Письменный и богатые казаки Иван Ющенков, Петр Планидин заложили первые примитивные шахты.
На них работали местные и «беспаспортные» крестьяне. Работали на шахтах в основном сезонно: с теплым ветром они уходили из шахт, работая на полях, с первым снегом - возвращались.

Должико - Орловский - это не что иное, как раннее название поселка Шарапкино, с которого началась история Свердловска как населенного пункта

Возникновение рудников нашего района было связано с Сулинским чугуно-литейным заводом, построенным в 187о году. Этот завод положил начало доменной металлургии на Дону. Осенью 1872 году сулинские металлурги впервые в Европе осуществили выплавку чугуна на антраците Должанского района.

В 1878 году частной концессией С.И. Мамонтова через Должанский и Гуковский каменноугольные районы была проложена Донецкая железная дорога. Эта магистраль, соединив узловые станции Дебальцево и Зверево, дала выход на всероссийский рынок должанским антрацитам, форсировала промышленное развитие этого района.

Особенно возрос интерес к должанским углям в начале восьмидесятых годов XIX века. Несмотря на отсутствие в крае свободной рабочей силы, предпринимателей привлекали весьма благоприятные условия разработки и освоения месторождения: простое геологическое строение пластов, относительно хорошая их мощность, высокое качество угля, наличие железнодорожной магистрали.

1987: обычный день шахтера

Добывали уголь на рудниках вручную при помощи кайла. Поскольку острие часто тупилось и выходило из строя, его вскоре заменил обушок со вставным острием - зубком.

Шахтеры работали в кожаных опорках с онучами, нередко по колено в воде. В шахте практически отсутствовала вентиляция. И вообще условия труда шахтеров были очень тяжелыми.

В июне 1897 года появился закон об ограничении рабочего дня для всех рабочих до одиннадцати с половиной часов и установлении обязательного воскресного и праздничного отдыха.

Не смотря на это, рабочий день на рудниках длился двенадцать-четырнадцать часов. Отсутствовала элементарная организация технического обучения. О механизации горных работ никто не заботился.

Опустившись в шахту и добравшись ползком по горизонтальному штреку к забою, горняк оказывался, словно в склепе, зажатым со всех сторон пластами угля и скальной породы. Ломать уголь приходилось обушком, лежа на боку. Сквозь трещины в камне сочилась вода. Густая угольная пыль застилала глаза, забивалась в ноздри и рот. Дышать было практически нечем.

Отбитый уголь из забоя к штреку оттаскивал саночник с лямкой через плечо. Вес санок достигал сорок восемь килограммов, грузоподъемность - сто-двести килограммов. Загружали и разгружали санки с помощью лопат, а часть и просто руками.

А с увеличением добычи угля шахты все сильнее углублялись, и стал появляться метан. Первые вспышки рудничного газа в Донбассе датируются 1878 годом. И к 1890 году была введена практика выжигания.

«Выжигальщик» надевал защитный кожух (другой защиты не было) и факелом из пакли, смоченной в мазуте, поджигал метан, скапливающийся обычно в тупиковом забое.

Жилье для горняков строилось по принципу самозастройки. Шахтеры получали в кредит на лесном складе бракованные бревна, которые нельзя было использовать для крепления выработок, и строили землянки.

Ближе к конторе располагались построенные из дикого камня две-три приземистые казармы. В этих сырых и темных помещениях, рассчитанных на пятнадцать-двадцать человек, размещалось по сорок и более рабочих.

Каждый день рано утром доносился рев гудка по поселку. Люди просыпались, вставали и шли на шахту.

Слепые лошади капитализма

Во второй половине XIX века в шахтах для откатки угля стали использовать лошадей. В основном штреке был проложен рельсовый путь. Ослепшая в шахте лошадь, в кромешной тьме тащила вагонетки, груженые углем. Ими управляли коногоны.

Конная откатка груженых вагонеток была одной из наиболее опасных работ под землей. На передней, в которую впрягали лошадь, ложился животом на уголь рабочий с кнутом - коногон.

Местные самоучки-углепромышленники не смогли долго выстоять под напором двух сил: русской капиталистической элиты - крупных землевладельцев России и ринувшихся в начале XX века в Донбасс немецких, бельгийских, английских и французских предпринимателей.

Отсутствие законодательной базы, которая регулировала бы взаимоотношения между трудом и капиталом, социальные вопросы, открывала широкие возможности для беспощадной эксплуатации углекопов. В контрактах, заключенных капиталистом с работниками, предусматривалось до тридцати рабочих смен в месяц. Среднемесячная заработная плата забойщика составляла 20 рублей 90 копеек, крепильщиков, вагонщиков - 19 рублей, саночников - 16 рублей 40 копеек.

На шахтах работало много женщин и подростков. Расценки за одни и те же работы были у женщин на двадцать пять, а у подростков - на пятьдесят процентов ниже, чем у мужчин. В Должанском угольном районе строили рудники английский капиталист Транше, греческий Фундополо, Владимир Александрович Отто.

Русские «буржуа» вступают в игру

Но русская буржуазия не могла полностью отдать иностранцам высокоприбыльные должанские антрациты.

Первым среди отечественных угледобытчиков оказался крупный предприниматель Ростова и Таганрога, грек по происхождению Михаил Спиридонович Вальяно. Еще в 1896 году он приобрел рудник у купца Маврокордато. В 1909 году, поглощая мелких шахтовладельцев, Вальяно создает «Общество антрацитовых копей с ограниченной ответственностью» с капиталом в миллион 900 тысяч рублей.

Вторую часть добычи угля в районе сосредотачивает в своих руках княгиня З.Н. Юсупова, графиня Сумарокова-Эльстон.

В 1901 году она покупает шахту у ростовского купца Романихина, а затем оформляет договор с правлением Области Войска Донского на аренду всего войскового участка, так называемой Провальской дачи восточнее истоков речки Должик. Антрацитовый рудник Юсуповой объединял три шахты: № 14, № 5 и № 17, которые сообщались между собой ширококолейным путем в одну версту, а шахта № 14 еще имела выход к железнодорожной станции Должанской подъездным путем длиной в четыре с половиной версты.

Шарапкино - центр культурной жизни

Для отдыха служащих в помещении клуба ставились спектакли, проводились народные чтения, был также оркестр балалаечников.

В начале XX века пос. Шарапкино был центром общественной и культурной жизни для близлежащих населенных пунктов. В 1873 году здесь была построена деревянная церковь, а десятого октября 1884 года началось обучение в трехклассной церковно-приходской школе. Стоит отметить, что только на рудниках княгини З.Н. Юсуповой и Л.Г Книгер были рудничные школы для детей рабочих.

Единственным развлечением для шахтеров и их семей были ярмарки, проводившиеся в поселке Шарапкино дважды в год.

Заработная плата шахтера составляла двести семьдесят два рубля в год, т.е. двадцать три рубля в месяц или сорок-семьдесят копеек в день. Квалифицированный рабочий получал один рубль в день.

Впрочем, цены на ярмарках в самом начале XX века были такими: фунт (409 г) белого хлеба стоил пять копеек, телятины - двадцать шесть, сливочного масла - сорок восемь, десяток яиц - тридцать копеек, бутылка водки - двадцать пять копеек. Пуд (16 кг) ржаной муки стоил один рубль, картофеля - сорок пять копеек, сахара - четыре рубля тридцать пять копеек, соли - тридцать две копейки.

Часть заработной платы на руднике княгини Юсуповой выдавали не серебром и золотом, а специальными жетонами (бонами), отовариваться за которые можно было только в лавках юсуповского рудника

А потом была война.


Особенно быстрые темпы роста угледобычи в районе наблюдаются в 1910 году, когда в России начинается новый промышленный подъем.

За два года этого периода ежегодная добыча угля на рудниках акционерного общества Вальяно увеличилось почти в шесть раз, т.е. с 1,7 до 10,1 миллионов пудов.

В 1912 году только на одной шахте рудника княгини Юсуповой было добыто более одного миллиона пудов антрацита, а на трех - около одиннадцати миллионов пудов.

Всего же на протяжении 1908 - 1914 годов в Должанском горном районе ежегодно добывалось от двадцати до тридцати миллионов пудов лучших сортов антрацита. А потом была война...

Продолжение следует.

По материалам газеты "Восточный Экспресс"

<<<Назад